Приветствую Вас Гость | RSS

Понедельник, 20.11.2017, 18:25
Главная » 2014 » Сентябрь » 3 » Фальсификаторы истории. К 75-летию подписания "Пакта Молотова-Риббентропа"
11:08
Фальсификаторы истории. К 75-летию подписания "Пакта Молотова-Риббентропа"

Причин того, что сейчас произошло на многострадальной Украине более чем достаточно. Какие-то из них сиюминутны, какие-то, напротив, носят глубинный характер. Но, безусловно, одной из таких причин стало одно очень примечательное событие, произошедшее ровно пять лет назад: 23 августа 2009 г., когда Европейский парламент подавляющим большинством голосов установил новый общеевропейский «праздник» - «День памяти жертв сталинизма и нацизма», сознательно приурочив его провозглашение к 70-летнему юбилею знаменитого советско-германского «Пакта о ненападении», больше известного как «Пакт Риббентропа-Молотова».

Иными словами вся прогнившая и провонявшая европейская «элита» не просто поставила на одну доску Советский Союз, спасший мир от коричневой чумы фашизма, и нацистскую Германию, сознательно уничтожившую десятки миллионов человек, но и возложила равную ответственность за развязывание Второй Мировой войны на двух страшных тиранов - И.В.Сталина и А.Гитлера, возглавлявших самые бесчеловечные режимы в истории человечества.

Чтобы понять, что же на самом деле произошло, надо просто посмотреть на факты, а они лежат все на поверхности и хорошо известны и непредвзятым политиками, и историкам, да и всем нормальным людям, освоившим исторический курс в объеме средней школы.

1) Впервые попытка обвинить СССР в развязывании Второй Мировой войны была предпринята еще в самом начале «холодной войны», когда в Западной Европе и США некий господин А.Зайдль, ссылаясь на микрофильмы сотрудника имперского министерства иностранных дел К.Леша, якобы переданных им английскому подполковнику Р.Томсону, опубликовал фальшивые копии «Секретных протоколов» о разделе сфер влияния между СССР и Третьим Рейхом, которые стали приложением к советско-германскому «Пакту о ненападении», подписанному председателем СНК и наркомом иностранных дел СССР В.М.Молотовым и имперским министром иностранных дел И.Риббентропом 23 августа 1939 года. Однако тогда Советский Союз лихо отбил первую атаку всех заокеанских ястребов и либералов, опубликовав в 1948 г. небольшую, но очень обстоятельную брошюру «Фальсификаторы истории». Тем не менее, на Западе упорно продолжали утверждать, что эти протоколы подлинны, и всех тамошних советологов и «экспертов» совсем не смущал то поразительный факт, что официальный межгосударственный договор между СССР и Третьим Рейхом тогдашний глава советского правительства и правоверный большевик В.М.Молотов почему-то подписал латинским шрифтом.

2) Вторая, и на сей раз удачная, попытка обвинить СССР в развязывании Второй Мировой войны была предпринята уже в декабре 1989 года в предельно лживом докладе «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года», с которым на II Съезде народных депутатов СССР выступил тогдашний член Политбюро и секретарь ЦК КПСС, хорошо известный идеолог «горбачевской перестройки» г-н А.Н.Яковлев. Ссылаясь на мифический «Протокол передачи документов в архив МИД СССР», подписанный двумя сотрудниками МИД СССР Н.И.Смирновым и Б.Ф.Подцеробом, якобы нечаянно обнаруженный в мидовском архиве тогдашним заместителем министра иностранных дел СССР А.Г.Ковалевым, он де-факто признал существование секретных протоколов о разделе сфер влияния между СССР и Третьим Рейхом, ставших составной частью «Пакта Риббентропа-Молотова». Между тем всякий историк должен виртуозно владеть методом хронологического анализа. И если с этих позиций подойти к оценке «источников» по «Секретным протоколам» Молотова-Риббентропа, то мы столкнемся с тем поразительным фактом, что время происхождения многих событий установить просто невозможно.

Например, а) так и не понятно когда западные союзники успели захватить микрофильмы А.Леша из канцелярии имперского министерства иностранных дел, поскольку в мае 1945 г. в Берлине были только советские войска, а вся история их таинственной передачи английскому подполковнику Р.Томсону известна лишь из уст «перестроечного журналиста» и личного друга помощника генсека А.С.Черняева Л.А.Безыменского;

б) когда и в связи с чем высокопоставленные сотрудники центрального аппарата МИД СССР Б.Ф.Подцероб и Н.И.Смирнов составили акт приема-передачи пакета документов, включавших эти самые «Секретные протоколы»;

в) когда были проведены два заседания депутатской Комиссии по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 1939 года, которую возглавлял г-н А.Н.Яковлев, и когда членами этой комиссии был утвержден проект Постановления Съезда народных депутатов по данному вопросу;

г) когда г-н А.Н.Яковлев получил от своего подельника А.Г.Ковалева «Служебную записку» Н.И.Смирнова и Б.Ф.Подцероба и когда проводились экспертизы этих документов, на которые ссылался А.Н.Яковлев в своем докладе II Съезду народных депутатов СССР;

д) наконец, кто дал прямое указание на публикацию текстов этих протоколов в академических журналах «Вопросы истории» и «Новая и новейшая история» и т.д., и т.п.

Таким образом, многие события, связанные с «Пактом Риббентропа-Молотова», в принципе не могут быть датированы, а потому их нельзя считать достоверными или даже вероятными.

Кстати, мало кому известный Анатолий Гаврилович Ковалев – старый карьерный дипломат, был тем самым главой советской делегации на втором этапе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, в ходе которого был согласован Заключительный акт СБСЕ, где особый раздел был посвящен мифическим «правам человека», за что тогдашний главный идеолог партии и второй человек в стране Михаил Андреевич Суслов внес его «черный список» неблагонадежных людей. Тот же Толик Ковалев ездил в Осло за Нобелевской премией для М.С.Горбачева, что так же о многом говорит. Между тем, хорошо известные факты говорят о том, что именно западные демократии, прежде всего, тогдашние правительства Англии, Франции и Польши сделали все для того, чтобы новая мировая война стала трагической реальностью!

Еще в 1931 г., за два года до прихода А.Гитлера к власти, советский дипломатический корпус начал серию сложнейших международных переговоров с рядом пограничных государств о заключении двусторонних соглашений о ненападении, которые, несмотря на колоссальные трудности, завершились подписанием ряда Пактов «О ненападении» с Финляндией (21 января 1932 г.), Латвией (5 февраля 1932 г.), Эстонией (4 мая 1932 г.) и Польшей (25 июля 1932 г.)

Заключение этих пактов состоялось очень вовремя, поскольку уже тогда весь стал медленно, но вполне уверенно вползать в новую мировую войну. Уже в сентябре 1931 г. японская военщина начала агрессию против Китая и вскоре, оккупировав Маньчжурию, создала здесь марионеточное государство Маньч Гоу во главе с императором Пу И. Затем, в ноябре 1932 г. на волне острейшего социально-экономического кризиса в результате свободных парламентских выборов к власти в Веймарской Германии приходит Национал-социалистическая рабочая партия (НСДАП) во главе с Адольфом Гитлером, который в январе 1933 г. становится новым канцлером Германии, и сразу после смерти президента П.Гинденбурга, объединяет в своих руках всю верховную власть в стране.

Приход А.Гитлера к власти стал поворотным пунктом всей мировой истории, поскольку он:

а) зримо показал полный крах Версальско-Вашингтонской системы международных отношений, созданной после Первой Мировой войны правительствами Англии, Франции и США в угоду собственных корыстных интересов;

б) стал настоящим приговором гнилым принципам европейской либеральной «демократии» и всему капитализму, в «идейных кладовых» которого вызрела идеология германского нацизма и европейского фашизма;

в) радикальным образом изменил ситуацию на международной арене, поскольку одну из крупнейших мировых держав возглавила политическая партия «новейшего типа», на знаменах которой были прямо начертаны лозунги реваншизма, нацизма и расизма;

г) означал полный крах прежней, «троцкистско-зиновьевской» политики Коминтерна, направленный на разгром «единого фронта» всех левых политических партий и профсоюзов, поскольку, в случае создания «единого блока» коммунистов и социал-демократов, партия А.Гитлера никогда бы не смогла получить мандат на формирование правительства.

Между тем, уже в октябре 1933 г. нацистское политическое руководство отчетливо определило свой внешнеполитический курс, поскольку:

1) отказалось от ратификации «Римского пакта», 2) уклонилось от участия в работе международной конференции по разоружению и 3) заявило о выходе Германии из Лиги Наций.

Тем не менее, правительства ведущих западных держав, прежде всего Англии, Франции и США, продолжили традиционный курс «умиротворения» Германии, который в конечном итоге привел к новой мировой войне.

Совершенно иную позицию в этом ключевом вопросе заняло советское политическое руководство. В условиях стремительного нарастания фашистской угрозы, СССР выступил с идей создания системы коллективной безопасности в Европе и активно поддержало предложение французского министра иностранных дел Л.Барту о создании «Восточного Локарно», который должен был дополнить «Рейнский гарантий пакт», заключенный в 1925 г. По замыслу французской дипломатии новый «Восточноевропейский пакт» должен был стать надежной преградой на пути любого агрессора в Европе, однако из-за гнусной позиции руководства Англии (Р.Макдональд), Германии (А.Гитлер) и Польши (Ю.Пилсудский), подписание этого пакта было сразу сорвано, а после злодейского убийства германскими спецслужбами Л.Барту вообще стало не возможным.

Тем временем, в январе 1935 г., после возвращения Саарского бассейна в состав нацистской Германии, ее руководство грубо попрало ряд статей Версальского договора и восстановило всеобщую воинскую повинность в стране. Французское правительство во главе с социалистом П.Фландером забило «вселенскую» тревогу и в апреле 1935 г. в итальянском городе Стрезе прошла Конференция по «германскому вопросу», участники которой резко осудили нарушение Германией статей Версальского договора. Как ни странно, но особо жесткую позицию по данному вопросу занял глава итальянского правительства Б.Муссолини, который поддержал французского коллегу. Но совершенно неожиданно на стороне Германии выступило английское правительство С.Болдуина, которое в июне 1935 г. подписало с А.Гитлером сенсационный англо-германский договор о морских вооружениях, который де-факто противоречил ключевым статьям Версальского договора.

Таким образом, «антигитлеровский фронт», неожиданно возникший в Стрезе, был окончательно разрушен, а германское руководство обрело долгожданную «свободу рук». В этой ситуации советский дипломатический корпус, руководствуясь здравым смыслом и четкими установками Политбюро ЦК ВКП(б), продолжал настойчиво проводить политику по созданию системы коллективной безопасности в Европе. Уже в мае 1935 г. тогдашний нарком иностранных дел СССР М.М.Литвинов подписал советско-французский договор о взаимопомощи двух стран, который, правда, не был дополнен столь необходимой военной конвенцией. А в июле 1935 г. аналогичный советско-чехословацкий договор был подписан в Праге. Однако идея создания всеобщей системы коллективной безопасности в Европе так и не была поддержана правительствами других стран.

Тем временем ситуация на мировой арене стала неуправляемой. Прямым доказательством этого факта стал целый ряд важнейших мировых событий, которые стали прямым прологом новой мировой войны:

1) В октябре 1935 г. итальянская армии начала полномасштабное вторжение на территорию Абиссинии (Эфиопии), которое завершилось взятием Аддис-Абебы и укреплением позиций фашистской Италии в этом стратегически важном регионе.

2) В начале марта 1936 г., в нарушение статей Версальского договора, А.Гитлер санкционировал вступление германских войск на территорию демилитаризованной Рейнской области.

3) В июле 1936 г. после прихода к власти левого правительства «народного фронта» Испании высший генералитет испанской армии во главе с генералами Х.Санхурхо и Ф.Франко поднял мятеж против законного правительства и, получив солидную поддержку от А.Гитлера и Б.Муссолини, развязал в стране полномасштабную Гражданскую войну.

) В ноябре 1936 г. был подписан германско-японский союзный договор, положивший начало созданию печально знаменитого «Антикоминтерновского пакта», ставшего прямым вызовом всей Версальско-Вашингтонской системы, гарантами которой были Англия, Франция и США.

5) В июле 1937 г. правительство милитаристской Японии, заручившись полной поддержкой нацистской Германии, развязало полномасштабные боевые действия на территории Китая.

6) В ноябре 1937 г. полноправным членом «Антикоминтерновского пакта» стала фашистская Италия, которая сразу заявила о своем выходе из Лиги Наций.

7) В марте 1938 г. при активной поддержке Б.Муссолини и при молчаливом согласии западных держав произошел аншлюс Австрии, территория которой была включена в состав Третьего Рейха.

В этой взрывоопасной ситуации правительство Советского Союза неоднократно выступало с призывами к правительствам ведущих мировых держав оказать достойный отпор агрессору, и прекратить порочную политику «умиротворения» Германии, которую активно проводили Лондон и Париж. Однако все его призывы остались «гласом вопиющего в пустыне», что еще больше разогрело аппетиты в Берлине, Риме и Токио.

Между тем, 30 мая 1938 г. А.Гитлер утвердил план военной операции против Чехословакии под кодовым названием «Грюн», а на территории Судетской области, население которой состояло в основном из этнических немцев, начались массовые провокации и теракты, которые возглавили местные фашисты во главе с А.Генлейном. В этой ситуации президент Чехословакии Э.Бенеш объявил в стране частичную мобилизацию и обратился к французскому правительству с просьбой исполнить свой союзнический долг. Однако новое правительство Э.Деладье, находясь в фарватере британской политики «умиротворения» агрессора, уклонилось от исполнения данной просьбы. Более того, 21 сентября 1938 г. лидеры Англии, Франции, Германии и Италии - Н.Чемберлен, Э.Деладье, А.Гитлер и Б.Муссолини подписали печально знаменитый Мюнхенский договор о расчленении Чехословакии, который де-факто стал спусковым крючком Второй Мировой войны.

Кстати, в «мюнхенском» разделе Чехословакии приняла активное участие и Польша, получившая свой кусок пирога в виде Тешинской области, которую она оккупировала в октябре 1938 г. Затем, 15 марта 1939 г. в нарушение всех международных соглашений, в том числе свеженького Мюнхенского договора, германские войска полностью оккупировали всю Чехословакии - Богемию, Моравию и Словакию, территории которых вошли в состав Третьего Рейха. Тогда же, в марте 1939 г. Литва уступила германскому ультиматуму и отдала Берлину Клайпеду (Мемель), который до Первой Мировой войны принадлежал Германии, но по Версальскому договору был передан Литве. Тем временем правительство СССР обратилось к руководству Англии, Франции, Румынии и Польши с предложением созвать международную конференцию для разрешения возникшего кризиса в Европе. Однако из-за позиции, занятой официальным Лондоном, созвать такую конференцию вновь не удалось.

После этих событий, высшее политическое руководство нацистской Германии приступило к непосредственной подготовке войны против Польши. Уже 21 марта 1939 г. министр иностранных дел Германии И.Риббентроп открыто предъявил территориальные претензии к польскому руководству, а германский Генеральный штаб во главе с генерал-полковником В.Гальдером в спешном порядке стал дорабатывать план военной операции против Польши, получивший кодовое название «Вайс». 23 апреля 1939 г. А.Гитлер утвердил окончательный вариант этого плана, а уже 28 апреля германское руководство официально известило польского министра иностранных дел Ю.Бека о расторжении польско-германской декларации «О ненападении», подписанной в 1934 г.

В этой ситуации 10 мая 1939 г. заместитель наркома иностранных дел СССР В.П.Потемкин, прибывший с официальным визитом в Варшаву, в очередной раз предложил польскому руководству незамедлительно заключить советско-польский пакт о взаимопомощи в борьбе против агрессора, и заявил о готовности СССР выступить гарантом неприкосновенности польских границ. Однако оба этих предложения советской стороны были категорически отклонены.

Кстати, именно эти факты красноречиво говорят о том, что нападение Германии на Польшу произошло бы в любом случае, даже вне зависимости от того был бы подписан советско-германский Пакт «О ненападении» или нет. Но, тем не менее, именно тогда по команде г-на А.Н.Яковлева все его прикормленные холуи от исторической науки, в частности господа В.И.Дашичев, Г.Л.Розанов и М.С.Семиряга разродились тремя паскудными книжонками «Сталин-Гитлер в 1939-1941 гг.» (1991), «Сговор двух диктаторов» (1991) и «Из истории сталинской дипломатии» (1991), в которых прямо возложили на Советский Союз равную с Германией ответственность за развязывание Второй Мировой войны.

Тем временем политическое руководство СССР продолжало настойчиво бороться за создание системы коллективной безопасности в Европе. В частности, 18 марта 1939 г. нарком иностранных дел СССР М.М.Литвинов вновь предложил руководству Англии, Франции, Румынии, Турции и Польши немедленно начать переговоры о создании единого антифашистского блока. В частности, глава внешнеполитического ведомства СССР предлагал правительствам Англии и Франции подписать пакет трехсторонних соглашений, который предусматривал заключение союза о взаимопомощи и специальной военной конвенции, конкретизирующей размеры и характер этой помощи. Однако этот призыв советского правительства вновь остался без ответа.

По мнению авторитетных историков, в частности профессора В.В.Сиполса, автора фундаментальной монографии «О тайнах кануна Второй Мировой войны» (1991), сам А.Гитлер был крайне заинтересован в том, чтобы война с панской Польшей осталась бы локальной и не превратилась в общеевропейскую, а тем более новую мировую войну. Поэтому германский дипломатический корпус, который в конце 1938 г. возглавил И.Риббентроп, стал проявлять особую активность, как в отношении Британии, так и в отношении СССР, стремясь к тому, чтобы в случае войны между Польшей и Германией эти государства остались бы нейтральными. Поскольку сам А.Гитлер пока не решался начать войну против СССР, он прямо говорил И.Риббентропу, что «необходимо инсценировать в германо-русских отношениях новый рапалльский этап и проводить в отношении Москвы политику равновесия и экономического сотрудничества». Именно поэтому в апреле-июне 1939 г. германские эмиссары К.Шнурре, Б.Штумм и Ф.Шуленбург неоднократно пытались склонить высшее советское руководство к более тесному торгово-экономическому сотрудничеству между двумя странами, что им частично и удалось. Между тем руководство СССР продолжало искать способ заключения «большого союзного договора» с европейскими державами.

17 апреля 1939 г. советское правительство опять внесло предложение о заключении между тремя державами договора о взаимной помощи, дополненного военной конвенцией, а также о совместном гарантировании эти странами неприкосновенности Польши, Румынии и Прибалтийских государств. Причем, по информации ряда историков глава советского правительства В.М.Молотов, занявший в мае 1939 г. еще и пост наркома иностранных дел СССР, несмотря на свою исключительную занятость, до подписания советско-германского Пакта «О ненападении» провел около 20 рабочих встреч с английским и французским послами на предмет подписания трехстороннего союзного договора. Однако все попытки достичь какого-либо компромисса не увенчались успехом.

В связи с выше сказанным мы хотим особо подчеркнуть тот факт, что все попытки многих зарубежных и ряда российских историков и публицистов либерального толка (Р.Эдмондс, Д.Волкогонов, Р.Медведев) связать отставку М.М.Литвинова с поста наркома иностранных дел СССР с резким изменением внешнеполитического курса СССР в сторону Третьего Рейха не имеют под собой ни малейших оснований. Более того, как верно отметили многие авторитетные историки (В.Сиполс, Ю.Жуков, В.Емельянов), назначение главы советского правительства на пост наркома иностранных дел должно было лишь повысить уровень давно ожидаемых англо-франко-советских переговоров и значительно ускорить подписание того единственного договора, который мог реально предотвратить угрозу начала новой мировой войны. Между тем, в начале августа 1939 г. в связи с завершающим этапом подготовки войны с панской Польшей германские дипломаты резко активизировали работу по установлению более тесных контактов с руководством СССР. Однако советская сторона всячески уклонялась от германских предложений на данный счет, продолжая попытки договориться с Англией и Францией о заключение военного союза. 12 августа 1939 г., по инициативе СССР в Москве начались долгожданные переговоры между представителями трех военных ведомств, в которых приняли участие нарком обороны СССР маршал К.Е.Ворошилов, начальник Генерального штаба РККА командарм 1-го ранга Б.М.Шапошников, представитель британского оборонного ведомства адмирал Р.Дракс и член Высшего военного совета Франции генерал Ж.Думенк. Однако ни один раунд трехсторонних переговоров, проходивших в течение десяти дней, не принес желаемого результата, поскольку «полномочные», но бесправные представители двух великих держав не обладали правом подписания каких-либо конкретных военных соглашений.

21 августа 1939 г. состоялось последнее заседание советских, английских и французских представителей, которое опять закончилось безрезультатно.

В этой критической ситуации советскому политическому руководству пришлось выбирать иную альтернативу и пойти на подписание тех важнейших соглашений с Германией, которые были озвучены ее послом графом Ф.Шуленбургом еще 15 августа 1939 г. Именно в тот день Ф.Шуленбург передал советскому руководству телеграмму А.Гитлера на имя И.В.Сталина, которой он согласился принять советский проект Пакта «О ненападении» и просил срочно, до 23 августа, принять в Москве имперского министра иностранных дел И.Риббентропа для подписания всех необходимых документов. Вечером 21 августа Берлин получил согласие советской стороны на приезд И.Риббентропа в Москву, и в ночь с 23 на 24 августа 1939 г. в Московском Кремле состоялись переговоры между И.В.Сталиным, В.М.Молотовым и И.Риббентропом, в ходе которых был подписан знаменитый «Пакт о ненападении» между СССР и Германией, который вошел в историю мировой дипломатии как «Пакт Риббентропа-Молотова». Большинство объективных и непредвзятых российских и зарубежных историков (А.Тейлор, В.Сиполс, А.Якушевский, О.Ржешевский, В.Емельянов, Ю.Жуков) справедливо полагают, что этот пакт имел для Советского Союза принципиально важное значение, поскольку позволил ему: а) почти на два года оттянуть свое вступление во Вторую Мировую войну и значительно лучше подготовиться к тяжелейшей войне с нацистской Германией; б) снять реальную угрозу возникновения единого антисоветского фронта крупнейших империалистических держав, контуры которого обозначились еще при подписании Мюнхенского договора; в) существенно отодвинуть западную границу СССР, что позволило советскому руководству за время тяжелых приграничных боев выстроить новую систему управления страной в условиях начавшейся полномасштабной войны с нацистской Германией; г) стабилизировать обстановку на дальневосточных рубежах, где японские агрессоры вынуждены были прекратить все боевые действия против СССР и Монголии; д) предотвратить угрозу одновременной войны на двух фронтах, поскольку Германия, нарушив ключевые статьи «Антикоминтерновского пакта», серьезно испортила свои отношения с Японией.

В заключении мы хотели обратить внимание на два принципиальных момента:

1) Существующая версия начала Второй Мировой войны 1 сентября 1939 года, версия, рожденная исключительно на Западе, была слишком легко и непродуманно воспринята послевоенной советской, а затем и современной российской историографией, хотя еще в «Кратком курсе истории ВКП(б)», изданном в 1938 г., прямо говорилось о том, что Вторая Мировая война стала уже реальностью. Между тем в азиатской историографии начало Второй Мировой войны традиционно датируют 15 июля 1937 г., т.е. началом широкомасштабной агрессии Японии против суверенного Китая. Кстати, в этом есть своя неумолимая логика, поскольку во всем мире день окончания Второй Мировой войны связывают не с капитуляцией Германии 8-9 мая 1945 г., а именно с капитуляцией Японии 2 сентября 1945 г.

2) Почему именно в годы «горбачевской перестройки» вторая попытка обвинить СССР в равной ответственности за развязывание Второй Мировой войны увенчалась успехом. «Секретный ларчик» здесь открывается невероятно просто: за всей этой грязной антисоветской, а затем антироссийской возней, стоял хорошо известный «архитектор» перестройки и старый «агент влияния» г-н А.Н.Яковлев, который еще в бытность стажером Колумбийского университета, в 1958 г. вместе со своим дружком, будущим генералом КГБ О.Д.Калугиным был завербован американской разведкой.

Свидетельства этого лежат на поверхности и далеко за ответами на этот вопрос ходить не надо. а) В своих мемуарах «Жизнь и реформы» сам М.С.Горбачев прямо написал о том, что когда он поставил перед Ю.В.Андроповым вопрос о возвращении А.Н.Яковлева из затянувшейся на десять лет «канадской ссылки» в Москву, новый генсек, пятнадцать лет возглавлявший КГБ СССР и прекрасно знавший все номенклатурные, и особенно посольские, кадры, прямо заявил ему: «имей в виду, в политику я его не пущу». б) В «Секретной папке Политбюро» сохранилась записка А.Н.Яковлева на имя М.С.Горбачева, которая прямо указывают на то, кто реально стоял за давно спланированным развалом СССР.

Эта записка, датированная декабрем 1985 г., прямо содержала откровенные предложения уже тогда создать на базе КПСС двухпартийную систему и легализовать политическую оппозицию, разрушить всю вертикаль органов советской власти и учредить пост Президента СССР, изменить всю избирательную систему и ввести альтернативные выборы и т.д. И хотя в тот период М.С.Горбачев, не имея большинства в Политбюро ЦК, не рискнул прибегнуть к столь решительным и радикальным мерам, но именно эти идеи стали путеводной звездой всей «горбачевской перестройки», а г-н А.Н.Яковлев всего через два месяца, после окончания работы XXVII съезда КПСС, стал членом ЦК и секретарем ЦК КПСС. в) Наконец в своих собственных мемуарах «Омут памяти», вышедших в 2000г., г-н А.Н.Яковлев предельно цинично и откровенно писал: «После XX съезда в узком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды идей позднего В.И.Ленина. Надо было ясно, четко и внятно вычленить феномен большевизма, отделив его от марксизма прошлого века. А потом без устали говорить о гениальности позднего В.И.Ленина, о необходимости возврата к ленинскому «плану строительства социализма» через кооперацию, через государственный капитализм и т.д. Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработала (разумеется, устно) следующий план: авторитетом В.И.Ленина ударить по И.В.Сталину и сталинизму, а затем, в случае успеха, Г.В.Плехановым и социал-демократией бить по В.И.Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» - по революционизму вообще. Начался новый виток разоблачения «культа личности И.В.Сталина». Но не эмоциональным выкриком, как это сделал Н.С.Хрущев, а с четким подтекстом: преступник не только И.В.Сталин, но и сама система преступна».

Евгений СПИЦЫН

Просмотров: 439 | Добавил: Узнай-Правду | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]